История моей беременности. Часть 4.

Но обо всем по порядку. Нас с мужем встретили очень радушно. Мы расположились на большом светло бежевом кожаном диване. Около нас стоял небольшой журнальный столик белого цвета, а на противоположной стене виднелись картины. Нужно отметить, диванчик был очень уютным, это подчеркивали небольшие подушечки с изображенными на них бабочками – махаонами. Одна из которых, как-то сама собой оказалась у меня в руках, и всю встречу пролежала у меня на коленях. Я периодически поворачивала и подминала ее под локти, обеспечивая себе дополнительный комфорт. Муж сидел рядом, периодически перелистывая рекламный журнал – буклет, словно пытаясь найти там ответы на какие-то вопросы. Наш психолог сидел напротив нас в большом кресле держа в руках блокнот для записей увенчанный кожаным переплетом. После небольшой паузы, которая как нельзя была кстати, что бы я могла собраться с мыслями мы начали нашу первую встречу. На какое-то мгновение я взглянула в окно, по стеклу которого стекали капли… опять дождь… подумала я… да питерский дождь… и серое низкое небо, давящее и депрессивное, как моя жизнь в последние время. Не отводя взора от дождливого пейзажа, я начала рассказывать свою историю. Слова, как будто те самые капли дождя скользящие по стеклу, сами складывались в предложения. По началу немного прерывисто… а потом стали набирать силу. Складываться в предложения и придавать моему рассказу серую как небо окраску. Помню я рассказывала о своей проблеме, о том, что уже долгое время мы с мужем не можем зачать ребенка. О том, что неоднократно обращалась в консультацию и к иным специалистам, о том, что и все мои показатели в норме и что у мужа тоже все в порядке. И о там. Что я очень хочу ребенка, нот все никак не получается. На какое-то мгновение я ощутила на своем лице капли горячего дождя… слезы скатывались по щекам и не было сил сдерживать их. Неожиданно для себя я вдруг стала вспоминать о своем детстве. Что навеяло подобные мысли я не знаю… я редко вспоминаю о детстве. Нет оно не то, что бы было плохим, наоборот. Мое детство было радостным и солнечным, в моем воображении всплыли воспоминания о маме… сначала теплые, как весеннее солнце, а потом… я вдруг ощутила себя маленькой девочкой, которая прятала под юбкой куклу представляя себя беременной. Мне вспомнилось это ощущение, как мой любимый пластмассовый пупс упирался мне в живот, скрытый подлом голубого сарафана. И я крутилась перед зеркалом рассматривая, округлые, в районе живота очертания… я играла, я представляла себя беременной. Наверное, многие девочки играют в подобные «дочки матери». Мне вспомнилось это приятное, трепетное чувство. Ожидание какого-то чуда… И сейчас, несмотря на серый дождь и обжигающие капли скользящие по моим щекам, мне было почему радостно и тепло, так же тепло как бывает, когда вдруг неожиданно находишь потерявшуюся или давно забытую любимую детскую фотографию или рисунок, который оживляет в памяти, что-то давно забытое и прекрасное. Словно солнечный зайчик, выкатившийся непонятно откуда, и усевшийся на стене… Но вдруг, что-то словно внезапная волна, грозная непримиримая сносящая на своем пути все…окатила меня с ног до головы, мне вдруг стало страшно и обидно. Ком подступил к горлу не давая продолжить мой рассказ и словно огромный камень навалился на мою грудь. Я услышала… разрывающее до глубины души словно холодный осколок льда: «Что это ты удумала… ишь ты пигалица малолетняя… вы посмотрите на нее… пузень себе приделала… ни стыда, ни совести…». Потом я вспомнила как вбегаю в свою комнату и падаю на кровать, утыкаясь лицом в подушку… я лежала на кровати и плакала. Я звала свою любимую куклу Катю… да! Ее звали Катя, моя любимая кукла, куда же ты подевалась, где ты? разрывалось мое детское сердце… но моей Кати не было… …что это со мной, что это за воспоминания, я давно забыла об этом неприятном случае с бабушкой. Да, она у меня была очень строгая. Но вовсе не злая. Я же помню, как любила сидеть у ее ног и слушать сказки, как мы с ней гуляли по лесу и собирали грибы… Неужели из-за этого я не могу иметь детей, неужели такая на первый взгляд нелепая история может так пагубно и злостно отразиться на моей жизни? Но ведь я даже никогда не вспоминала об этой истории… до сегодняшнего дня… Ну вот дождь закончился и сквозь серые тучи проглянуло солнце… темное свинцовое небо и солнце… такое может быть только в Питере. Психолог, сидевший напротив меня, закрыл свой блокнот и положил его кожаным переплётом в свою ладонь… «Как вы себя сейчас чувствуете» спросил он. Вроде нелепый вопрос… но он сейчас был кстати… Не знаю почему, но впервые за последние два года мне было спокойно… да, именно спокойно. Меня не терзали темный, нависающие словно тяжелые кроны деревьев мысли, меня не волновало мое состояние… внутри была какая-то пустота, но не пугающая, а приятная… это словно снять узкие туфли и дать ступням выпрямиться, получая удовольствие от свободы и легкости. Мне даже не хотелось плакать. Наступила небольшая пауза, которую прервал голос моего психолога. «На сегодня наша встреча подошла к завершению, но мы встретимся с вами после завтра… И обязательно продолжим наше общение» произнес он глубоким и уверенным голосом. Я «пришла в себя» только в машине… выдыхая горячий воздух, после глотка чая из термоса, который словно воспоминания, легким паром, рассеивался в воздухе… Нет моя бабушка не было злым человеком… возможно просто в тот день у нее было дурное настроение, и я просто попала под горячую руку… а быть может ее слова и поступок были навеяны неудачной первой беременностью мое мамы… просто в ее жизни была трагичная история с одним мерзавцем надругавшемся над ней и бросившим ее. И может быть бабушка из-за опасения, испугавшись поругала меня за мою игру… не знаю… быть может она испугалась за меня, не хотела, чтобы и я, как мама, попала в какую-нибудь неприятную историю в тогдашние мои двенадцать лет… а может быть моя игра перед зеркалом, навеяла ей воспоминания о слезах ее дочери, моей мамы… или может быть… мысли крутились в моей голове, то спутываясь, то распрямляясь как клубок шерстяной нити… Вечером, дома, я еще долго вспоминала эту историю с игрой в беременность, слова бабушки и свои воспоминания, которые обжигали мое воображение…Но почему-то эти воспоминания вовсе не были тяжелыми, как в кабинете психолога, они не вызывали у меня слез, не вызывали и других неприятных ассоциаций. Они превратились просто в историю, просто в случай в моей жизни… Следующее утро было довольно необычным, нет не произошло никакого катаклизма и не выпал снег в середине лета… дело в том, что сидя на кухне у открытого окна я пила кофе и поймала себя на мысли, что я что то забыла сделать… но что… это заставило меня немного поволноваться… что я могла такого забыть… ах, да! Осенило меня. Я не побежала в ванну, как делала это на протяжении последнего полугода и не провела обряд с тестом на беременность… Боже…что со мной… удивилась я сама себе. Но даже после того как я вспомнила о моем ритуале мне не захотелось его проводить. Я просто сидела у открытого окна, любовалась ранним солнечным утром и пила свежеприготовленный кофе, который опьянял своим ароматом. Мой второй визит к психологу, был для меня куда более ярким и светлым, может этому поспособствовала хорошая погода или просто я была настроена более оптимистично и радостно. Снова белый просторный кабинет, огромные часы на стене и этот светлый диван и небольшие подушечки с бабочками. Но сегодня я не сидела на этом большом уютном диване, а прилегла на кушетку. Под моей головой расположилась подушка с бабочкой. Поначалу мне было неудобно, и я долгое время пыталась поуютней устроиться. Перед моими глазами, на противоположной стене тикали огромные часы… и их тиканье вдруг стало разливаться по моему телу, словно теплые волны морского бриза тихо покачивали меня, унося куда-то… мои глаза опутал туман, такой сладкий, что их захотелось прикрыть, чтобы как можно глубже ощутить это необычное, расслабляющее чувство и вдохнуть невидимый и чуть уловимый аромат чего-то далекого и родного. Словно легкий шлейф маминых духов из моего детства и это блаженное чувство, когда теплые мамины руки осторожно скользят по волосам… и этот ласковый голос, поющий колыбельную, которая уносит в мир грез и фантазий, растворяясь в воздухе, ловя на себя отражение маленьких солнечных зайчиков. Причудливые картины и воспоминания вдруг стали всплывать перед моим внутренним взором, сплетаясь в причудливые картины. Которые меня ли свою окраску и казалось иногда даже форму… Я вдруг увидела маленькую заплаканную девочку, сидевшую под большим старым дубом, она закрывала маленькими ладошками свое лицо не давая взглянуть в ее мокрые от слез глаза. Мне вдруг стало невыносимо ее жаль и все мое женское естество хотело бросится ей на помощь. Я присела около нее под этим большим тенистым деревом обняла ее за плечи и прижала к своей груди, пытаясь подарить ей как можно больше тепла своего сердца. Я ощущала, как дрожат ее плечи от сотрясавших ее слез. Я погладила ее по волосам, точно так же легко и ласково, как это делала моя мама и вдруг я услышала песню… это была колыбельная моей мамы, она раздавалась отовсюду и вот уже я сама как будто пела ее, этой маленькой девочки, которая прижималась ко мне всем своим телом. Мне стало очень тепло, и я попыталась передать эту теплоту моей юной незнакомки. Я пела и пела колыбельную для нее, постепенно ощущая, как пропадает дрожь… нам было очень хорошо и уютно, вот так обнявшись сидеть под этим деревом прижимаясь друг к другу… Постепенно я вдруг стала слышать тиканье часов… какая-то сила раскрыла мои глаза, и я, словно очнувшись от мимолетного сна осознала себя лежащей на кушетки… и увидела, на противоположной стене, как поравнялись стрелки часов. «что это было» спросила я, «это всего лишь небольшое путешествие в ваше бессознательное» невозмутимо, наверное, как и положено психологам, ответил мой специалист. «Это был сеанс гипноза. Он помог вам вспомнить и укрепить в вашем сознании положительный образ ребенка и позволил вам почувствовать себя мамой. Это ваше воображаемое путешествие и юная незнакомка, поможет вам зачать» дополнил мой психолог. Почему-то мне вовсе не захотелось расспрашивать как мое воображение поможет мне зачать, я просто это знала. Я знала, что смогу зачать… быть может это было самовнушение или что-то еще… Да это была бесценная работа психолога, который невидимым и невероятным для меня способом смог открыть таившуюся в глубине моей души травму, связанную с детской игрой «в дочки матери» … Это помогло мне излечить мою страдавшую душу… и я поняла. Что та моя маленькая незнакомка, это моя самая большая знакомая, ведь это я сама. Когда-то зареванная и обиженная, не доигравшая в свою игру, недополучившая какого-то успокоения и материнской ласки. И вот сейчас через много лет. Я смогла доиграть, я смогла успокоить ее, погладить ее волосы, прижать к своему сердцу, меня маленькую. Я словно мама, в тот момент в моем воображаемом путешествии, желала подарить, и подарила ей всю теплоту и нежность своей души… Пишу сейчас эти строки, а у самой слезы наворачиваются на глаза, но это не слезы горести… нет это слезы счастья и воспоминаний. Теперь на моем столе нет кучи из журналов… журналы конечно есть, но они стоят на книжной полке, там, где им и положено. Я снова люблю гулять по зеленому парку, бродить по петляющим вокруг сосен тропинкам и с радостью смотреть на гуляющих мамочек с колясками, и на детей играющих под сенью деревьев. А еще я полюбила одну небольшую окрашенную в белый цвет скамейку, находящуюся под большим старым дубом, раньше я ее тут не замечала. Теперь - это моя любимая скамейка, на ней можно очень удобно расположиться и пролистывать интересные журналы. Я, в последнее время, признаться, полюбила сидеть… мне, иногда, бывает немного тяжело ходить, ведь у меня под «округлившимся» голубым сарафаном бьётся маленькое сердечко…